Геннадий Смагин (gennadysmagin) wrote,
Геннадий Смагин
gennadysmagin

Category:

Немного про ошибки и прочие сплетни (по следам одного блога)

Есть в сети один товарищ, что не может прожить недели без того, чтобы не поворчать на «Прорыв», и не забывает пнуть меня лично. Собственно, предлагаю прогуляться по его высказываниям.

К. пишет, «Прорыв будет штамповать Смагиных, причем ухудшенные копии». Не знаю, чем ему не угодил лично я, т.к. пару лет от меня в общем-то тишина, в силу житейской занятости, где оставшиеся силы трачу на самообразование и критическую работу, а последний случай, когда с ним сколько-то общались, он поддержал мои замечания к недоработке материалов ЛК (как то бывает, с заменой позитива на негатив, былой негатив обернулся в позитив!). Но чем, собственно, плоха такая штамповка, в чем здесь претензия? «Прорыв» строго проводит линию научности, кто вдумчиво читает, это ключевое не мог не усвоить, оценив, хотя бы в приближении, важность методологии диалектического материализма. Можно допустить, что некоторые вопросы «Прорывом» не разработаны должным образом, что в этих, где-то упоминаемых, вопросах допущены неточности, но если авторы «Прорыва» взялись за исследование конкретных вопросов, ошибки исключены — будь то недобросовестность, халатность или злой умысел. Это то, чему учит журнал, и чего в действительности «штампует». В конце-концов, К. там же отмечает «положительную роль Прорыва» — «без теории нам смерть», т.е. признаёт себя же, в определенном смысле, «штамповкой» журнала, и в какой-то степени, стало быть, признаёт, что ключевое, конкретно прорабатываемое, авторы журнала доносят безошибочно.

Что изменилось, откуда теперь возьмутся «ухудшенные копии»? На деле-то проблема не в «Прорыве», а в оппортунизме, в традиционно многочисленном лагере которого К. и оказался. Не журнал изменил куда-то курс, взявшись за какие-то заблуждения, а вполне закономерно-ожидаемо, с ростом числа сторонников разного уровня подготовки, приобщавшихся по различным причинам, появился и численно превосходящий лагерь левых, где, в силу недостаточной для проведения научного централизма грамоты, неизбежны размежевания, расколы и конфликты, как по теоретическим вопросам, так и по формальным. Поскольку этот конкретный лагерь формировался вблизи «Прорыва», постольку теперь риторические «соринки» стали теоретическими «бревнами» «Прорыва», а собственные заблуждения — ошибками «Прорыва». Не «уже важнее разногласия», о чем с напыщенным видом К. заявляет, а попросту глаза теперь закрылись на принципиальную научность и на диаматику, на то ключевое и фундаментальное, что в свое время привлекло, но так и не стало достаточно усвоенным.

Далее, пресловутые ошибки: все ошибались, «отныне, присно и вовеки веков»; ошибки норма жизни, чему быть, того, по-библейски, не миновать, потому что Голобиани с Сарабеевым завещали великое открытие в области методологии, обходя стороной тот вопрос, что Ленин ставил ребром: у них сознание принципиально не может отражать реальность, критерии и метод к тому не могут быть найдены. И тут в пример К. ругается на обещанную революцию — что может быть лучше, чем избитый либеральный миф? Маркс ошибался и точка. Где, в каком месте, когда, Маркс давал наговоры на революцию? Когда, где, Маркс настолько лишился рассудка? Об этом К. рассуждать не возьмется. Привирает К. и себе, и окружающим: «что уж говорить о тактике или ситуациях, когда информации банально недостаточно для принятия решения» — видимо, не обладая некой информацией, Маркс или Ленин, склонив от безнадеги голову, решали начинать врать, тешиться ложными выводами, вместо чем годы и десятилетия тратить на исследовательскую работу, как то делает сам К., следуя за своим новоиспеченным учителем Голобиани. Шутки-шутками, а исследовать проблему ошибок не помешало бы, ни тому, ни другому. Может хотя бы в этом не стоило забывать уроки «Прорыва».

Ну а раз ошибался сам Маркс, так же как ошибался Троцкий, то какая, к черту, разница между ними и какие претензии к «Прорыву»? Тут почва уходит из под ног и К. устремляется в пучину безумной левизны, теряя всякие надежды на здравый смысл и здоровое будущее для человечества. В самую пору выступать за объединение всех левых сил, например, раз хочется чего-то левого. Зачем прорабатывать проблему ошибки в методологии и в практике? Голобиани ляпнул, не применив диалекитки на грамм, К. повторил — все довольны, а ошибки это нормально.

По-соседству находим, «Прорыв хочет по-другому: нарастить гегелей, который объяснят неплохо кушающи, что сытым, пусть и относительно, быть плохо, не в том счастье» — если задуматься о том, что он имеет в виду, грубее оценку человеку сложно дать. И наоборот, что неверного в том, чтобы призывать человека 21-го века, человека уже после становления материализма, а значит человека, способного оценить собственную историю, к большему, нежели то, к чему принуждает капитализм? Да и можно ли капитализм преодолеть, не преодолев экономического оскотинивания, уповая на голодный желудок? В каком-то смысле это оскотинивание не преодолено в себе, если человек не понимает таких вещей, не осознаёт последствий последовательно-материалистического, научного мировоззрения.

И там же идейные скитания К.: тут еще и Тарасов, с его псевдонаучным «троцкиствованием». А ведь у К. уже прослеживается несмелая реабилитация Троцкого, на основе, минуточку, ненаучной литературы — от авторов идеалистов. Одного он точно не усвоил: без должного владения диаматикой можно накушаться любой информационной похлебки. В том числе и самого Троцкого, на чём тот и ехал весьма успешно, эксплуатируя невежество недо-марксистов.

Ну и здесь, например, К. выражает своё общее отношение: «на деле никакого теоретического "прорыва" журнал "Прорыв" не совершил, и не смог доказать свое интеллектуальное превосходство над остальными околокоммунистическими кружками, сектами и отдельными теоретиками». Интересно, на каком основании К. это заключает? Он даже по вопросу безошибочности коммунистов списал у «старших» товарищей, не глядя и без раздумий. Не видно здесь теоретической работы. «Прорыв»-то себе наполеоновских планов не ставил, редакция по мере сил занимается популяризацией науки, от чего некоторые потом могут сказать, «без теории — смерть», что, к слову, результат вполне осязаемый. Когда же К. шагнул за более высокую планку, скажем, требуя от коммуниста открытий в обществоведении уровня «Капитала»? Впрочем, проработанных тем в «Прорыве» достаточно, только в критике К. не шагнул дальше «планов Даллеса и прочей мути».
Tags: Мировоззрение, Прорыв
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments